ПОИСК РЕЦЕПТА ИЗ "ЗОЖ", "ЛЕЧЕБНЫЕ ПИСЬМА" ИЛИ СОВЕТА ОГОРОДНИКУ И САДОВОДУ:

ЛЕКАРСТВО ОТ СТАРОСТИ НАЙДЕНО ?

Вечная жизнь. Эту тему часто поднимают в фантастических и фэнтезийных произведениях — трудно найти человека, который хотя бы раз о ней не задумывался.

В древнегреческих мифах боги обретали бессмертие, победив время в лице Хроноса. В христианской и мусульманской религиях душам обещается вечное пребывание в раю, которое, впрочем, нужно еще заслужить. В индуизме душа существует вечно, используя земные
тела для новых инкарнаций. В фэнтези маги и некоторые волшебные существа живут или вечно, или очень долго. В основе этих концепций лежит одно — древняя мечта о бессмертии.

Почему мы стареем

В науке существует множество гипотез, которые можно разделить на две категории.

Одни гипотезы объясняют старение износом: прекращают размножаться клетки, в тканях накапливаются вредные вещества, и организм выходит из строя.

Вторая группа появилась относительно недавно, но набирает все больше приверженцев.

В соответствии с этими гипотезами, в организме существует «программа старения» — некий алгоритм, записанный, например, в генокоде, который в какой-то момент начинает работать и вести нас, образно говоря, к самоуничтожению. Говоря о таких гипотезах, нельзя не упомянуть исследования Владимира Скулачева — академика Российской академии наук, биохимика и геронтолога, одного из главных идеологов «отмены старения» в научном мире.

Геронтология — наука о старении. Изначально она рассматривала старение как неизбежный феномен, однако сейчас в число ее интересов
входит и поиск средств преодолеть эту неизбежность.

Не опадающие листья

По словам Скулачева, «программа старения» была открыта еще 18 столетий назад, когда римский врач и естествоиспытатель Гален изучал осенний листопад. Дело в том, что листья опадают только с живых деревьев. Если отломить ветку, то листья на ней почернеют, но не опадут. Гален сделал вывод о «запрограммированности» смерти
листьев, а саму программу назвал апоптозом (буквальный перевод с греческого — «листопад»).

Сейчас, говоря об апоптозе, как правило, имеют в виду программу старения живых клеток. Когда в организме их становится мало, многие
ткани истончаются. Кости становятся хрупкими, кожа теряет упругость, рвутся сосуды. Ранее считалось, что клетки гибнут от болезней либо по случайным причинам. Однако это мнение изменилось после эксперимента биолога Сиднея Бреннера и его учеников Роберта Хорвица и Джона Салстона, за который они получили Нобелевскую премию.

Исследовался червь-нематода — один из самых маленьких многоклеточных организмов, состоящий всего из 959 клеток. Через две недели наблюдений у него было зафиксировано исчезновение 131 клеток. Оказалось, что они… покончили самоубийством! Именно этот процесс сейчас называют апоптозом.

В ДНК червя были обнаружены два гена, которые отвечали за запуск смертельного механизма. Их «выключили» (так называемая процедура «нокаута гена»), и червь стал жить в шесть раз дольше.

Принцип самоубийства (по выражению Скулачева, «самурайский закон биологии») лежит не только в основе самой клетки. Существует и органоптоз, когда отключается целый орган или конечность. Именно так исчезает хвост у головастика, когда тот превращается в лягушку.

Если углубиться внутрь клетки, то обнаружится процесс митоптоз. Возникает он в митохондриях, которые занимаются тем, что преобразуют кислород и питательные вещества в энергию, которой питается клетка. Они также способны изготавливать так называемые свободные радикалы — ядовитые формы кислорода. И именно они
разрушают клетку, вызывая старение (которое также называется феноптозом — самоубийством представителя биологического вида).

Согласно идее Владимира Скулачева, если процесс старения начинается с появлением ядовитых свободных радикалов, то надо просто обезвредить их. В данный момент академик руководит научным проектом «Митотехнология», в котором задействованы более 200 ученых в 30 университетах мира. В результате их работы был синтезирован фосфоний — вещество, способное проникать в митохондрии и внедрять туда антиоксиданты, нейтрализующие работу свободных радикалов.

Уже есть успехи: у подопыт­ных животных отступают ха­рактерные заболевания. Наи­более известным стал опыт с мерином по кличке Машук, страдавшим от макулодистрофии — самой распростра­ненной старческой болезни глаз. Ему начали закапывать экспериментальный раствор, содержащий фосфоний, и че­рез месяц Машук прозрел. Заметим: макулодистрофия считалась практически неизлечимой болезнью.

Эксперименты на людях начнутся в конце этого года, и в случае успеха препарат Скулачева поступит в продажу.

Органоптоз

Органоптоз чрезвычайно активно происходит у чело­веческого эмбриона в ходе его развития. Как известно, эмбрион проходит почти все стадии эволюции живых су­ществ, в том числе стадию рыбы. Плавники становятся кистями, когда исчезают пе­репонки.

Здесь «программа» дей­ствует очень деликатно: в клетках перепонок имеются специальные пузырьки лизосомы, содержащие огром­ное количество литических ферментов, то есть веществ, расщепляющих другие белки. Если клетку просто разрушить, они выплеснутся и начнут уни­чтожать соседние ткани.

Однако под воздействием апоптоза клетка аккуратно разбирает себя на составляю­щие, которые используются как строительный материал зарождающегося организма.

Вечные рыбы

Отмена старения уже пере­стала быть несбыточной меч­той. Об этом нам стало из­вестно от Валерия Зюганова —  руководителя лаборатории экологии и эволюции биоси­стем.

Валерий Зюганов полно­стью согласен с Владимиром Скулачевым в том, что в орга­низмах существует «програм­ма старения», которую можно отменить. Уже несколько де­сятков лет Валерий Валерье­вич изучает речных и морских рыб, а также нестареющих животных. Как ни удивитель­но, в науке уже не первое десятилетие исследуют так называемые «биологические организмы с пренебрежи­тельно малым старением». К ним относятся галапагос­ские сухопутные черепахи, калифорнийские сосны и раз­личные виды рыб. У них не происходит старческого увя­дания: сосна может жить и 5 тысяч лет, и больше.

Наиболее интересным су­ществом, на которое обратил внимание Валерий Зюганов, оказался моллюск жемчужни­ца, живущий в речных водах севера России. В эти же воды из океана заплывает на не­рест лосось. Причем у лосося программа старения работает в тысячу раз быстрее, чем у человека: запускается сразу после нереста и убивает рыбу буквально за две недели. Тру­пы рыб-родителей, устилаю­щие речное дно, начинают есть бактерии, которыми, в свою очередь, питаются бес­позвоночные. Таким образом создается пищевая пирамида, и вылупившиеся из икринок мальки не голодают.

Личинки жемчужницы па­разитируют на лососе, кото­рый становится им домом. Чтобы не допустить быстрой его гибели, личинки впрыски­вают в кровь лосося специ­альные вещества, от которых рыба перестает стареть.

Как же это происходит? Вначале надо понять меха­низм старения. Здесь Вале­рий Зюганов не согласен со Скулачевым, который основ­ной причиной считает апоптоз. Аргументирует он это тем, что во-первых, препарат Скулачева хоть и отменяет са­моубийство клеток, но подо­пытные животные (мыши) не прожили дольше стандартно­го срока. Во-вторых, у свобод­ных радикалов в клетках есть и полезная функция — они участвуют в процессе «дыха­ния клетки».

Вывод: старение — харак­терная черта всего организ­ма. В подкорке человеческо­го мозга находится зона под названием гипоталамус. Она руководит выработкой гор­монов — веществ, которые управляют разными процес­сами в организме. Начиная с определенного возраста (между 20 и 30 годами), рабо­та гипоталамуса нарушается. Это называется гормональ­ным сдвигом — изменением баланса химических веществ в организме. Особенно актив­но вырабатывается кортизол —  гормон стресса, от которого возникает злость, раздражительность и наступает быстрое истощение. От такой «подпитки» весь организм начинает функционировать неправильно, в результате чего возникают рак, опухоли, инсульты и инфаркты. Кроме того, отключается иммунная система.

Ферменты, выпускаемые жемчужницей в кровь лосо­ся, воздействуют на гипота­ламус животного, отчего он переключается из «режима старения» обратно в «режим жизни». Более того, со вре­менем у лосося искривляется челюсть и вырастает горб. Как правило, жемчужницы при­цепляются к нему уже после этого, и происходит удиви­тельное событие: процесс об­ращается вспять — челюсть выпрямляется, горб сглаживается.

Еще в 80-е годы ленинград­ский врач Владимир Дильман обнаружил, что процессы «гормонального старения» у лосося и человека совпадают до мелочей. То есть, если вводить пациентам вещество, вырабатываемое жемчужни­цей, то программа старения остановится и у них.

Валерий Зюганов разрабо­тал препарат «Арктика+», в состав которого входит экс­тракт ферментов жемчужни­цы. Сейчас ученый проводит эксперименты и готовится выпустить эликсир в прода­жу. Кстати, лекарство также лечит некоторые виды рака и предотвращает его появле­ние, поскольку в его состав входит и вещество, которое борется со смертоносными опухолями, — мукус. Этим ферментом самец рыбы ко­люшки обрабатывает икрин­ки, причем если малек внутри здоров, мукус повышает его жизнестойкость, но если генетическая программа икринки дала сбой, фермент запускает в клетке апоптоз. Точно так же мукус действует на опухоли: по сути, они пожирают сами себя. Ведь опухоль, в том чис­ле раковая, — это чрезмерно разросшаяся ткань.

«Арктику+» уже испы­тали на себе почти три тысячи человек с самыми разными заболеваниями. Эффективность лечения со­ставила более 80%, причем в эту статистику входят и больные раковыми опухолями.

Смерть бессмертных

Каверзный вопрос: если нестареющие организмы существуют, то от чего же они умирают? Ответ не менее любопытен: они вырастают из своей экологической ниши. Попросту говоря, становятся слишком большими. У калифорнийских сосен кроны уве­личиваются настолько, что их ломает ветром, а раковины и панцири жемчужниц и черепах становятся такими тяжелыми, что животные теряют способность двигаться.

Грозит ли такая опасность людям? Необязательно. Изба­вившийся от старения лосось, вырастая, теряет подвиж­ность и потому чаще попада­ется рыбакам, или же у него отнимают пищу более мо­лодые и шустрые сородичи. Но человечество-то с такими проблемами уже не сталкивается.

Работаем головой

Валерий Зюганов испытал «Арктику+» и на себе. По его словам, после курса приема он ощутил значительный при­лив сил, начал бегать каждый день по 5-10 километров. Причем раньше делать это не любил, а с возрастом — осо­бенно.

«Способность так бегать — наилучший показатель, — говорит ученый. — Если можешь каждый день 10 километров пробежать — значит, с организмом у тебя все в порядке. Естественно, меняются и медицинские показатели, и формула крови. Но общий эффект, на уровне всей системы, проявляется именно так».

Можно ли средство Зюга­нова назвать лекарством от старости? По крайней мере, принимающий его человек не умрет от многих видов рака. Биологический иммунитет у него приходит в норму, сни­жается вероятность получе­ния инфарктов и инсультов. Но говорить об успехе с уве­ренностью можно, только когда принимающие его 70­летние пациенты доживут до 100 лет, не согнувшись под тяжестью старческих болезней  И самое главное: науч­ное сообщество всерьез за­интересовалось продлением жизни и планирует продолжать исследования вплоть до стопроцентного успеха.