Герберт Шелтон — известный американский ученый, врач-гигиенист и просветитель.

shelton_gerbert3

Все о Герберте Шелтоне

В издательстве «Молодая гвардия» вот-вот выйдет в свет, впервые, кстати, на русском языке, книга известного американского ученого, врача-гигиениста и просветителя Герберта Шелтона. Те, кто постоянно следят за публикациями выпусков «ЗОЖ» «Советского спорта», конечно же, знакомы с работами Н. Семеновой, А. Дерябина и многих других людей, которые предлагают те или иные методы оздоровления, основанные на правильном питании. Ни в коей мере не умаляя заслуг всех этих авторов, отдавая дань их вкладу в приобщение нашего народа к здоровому образу жизни, все же нужно сказать, что был первоисточник. Да, да, Герберт Шелтон, у которого так или иначе, в той или иной степени, заимствовали будущие исследователи и практики. Вряд ли мы опубликуем всю книгу Шелтона, но читатели вестника «ЗОЖ», несомненно, познакомятся с самыми интересными ее разделами. Сегодня мы представляем автора — Герберта Шелтона, а перевернув страницу, вы прочтете часть вступления к этой книге, написанного очень любопытным человеком, переводчиком Львом Владимирским.

Герберт М. Шелтон (1895—1985) — выдающийся американский врач-гигиенист, гуманист и просветитель, крупнейший представитель Натуральной Гигиены XX века, обладатель нескольких званий почетного доктора наук.

Родился в США. Впервые познакомился с принципами Натуральной Гигиены в 17 лет, живя в г. Гринвиль (штат Техас). Получил первоначальное медицинское образование в «Интернациональном колледже врачей, не признающих лекарств», основанном в 1920 году Бернарром Макфедденом. В 1922 году окончил «Американскую школу натуропатии», затем аспирантуру в колледже «Пирлесс колледж оф хиропрактик» (Чикаго). С 1925 по 1928 год работал в редакции журнала «Физикл калчер» и одновременно вел рубрику «Здоровье» в нью-йоркской газете «Ив- нинг график». В 1928 году стал одним из основателей м совладельцем журнала «Хау ту лив» («Как жить»), заложившего основу его будущего журнала «Хайджиник ревью» («Гигиеническое обозрение»)…

Отличительной особенностью журнала «Гигиеническое обозрение» было отсутствие в нем привычной для журналистов США рекламы патентованных средств. «Мы, — писал Шелтон, — основали «Обозрение» не для того, чтобы делать деньги, а для того, чтобы распространять правду о здоровье и вести борьбу за свободу от медицины.

Вот как характеризует Г. Шелтона его ближайшая сподвижница и помощник, видная активистка движения за Натуральную Гигиену в США Вирджиния Ветрено: «Потребовался великий ум, чтобы, синтезировать истинную науку о жизни из работ пионеров-гигиенистов. Нужны были подтверждения и правильные оценки плюс освобождение от ложных представлений, доставшихся от предшественников. Должен был появиться конструктивный мыслитель, который отделил бы истинное от ложного в прежних теориях и практике гигиены и синтезировал бы то, что сейчас известно как «Система Гигиены», или «Натуральная Гигиена». В одной из своих работ Ньютон писал, что он мог делать открытия благодаря тому, что «стоял на плечах гигантов». Доктор Шелтон — сам гигант.

Гений часто напоминает Пегаса, которым восхищаются, но которому не доверяют. В то же время посредственность внушает доверие, поскольку предлагает родство с уже известным.

Доктором Шелтоном восхищаются, но ему и доверяют, те, кто слышит о нем или читает его, благодаря убедительной — не высокомерной, а доброй и понятной манере изложения гигиены. В мире, переполненном бесчестьем, его честность, как и его страсть к Натуральной Гигиене, выделяется подобно яркому, сверкающему камню на темном и грязном фоне обмана и жадности коммерческой медицины.

Чем больше человек привязан к истине, тем величественнее он сам. Фигура Шелтона настолько возвысилась, что для учеников, больных, соратников он стал почти героем.

Лишь немногие так, как он, понимают принципы Натуральной Гигиены. Еще в начале своей карьеры он осознал острую необходимость в обучении правильному образу жизни. «Вероятно, — говорил он, — величайшая потребность нашего века — правильные знания о физиологии нашего организма и законов, управляющих жизнью, здоровьем и болезнью. Прискорбно, что люди умирают от нарушения простых законов, когда даже элементарное знание не только помешало бы стать пищей для земляных червей, но сделало бы всю их жизнь прекрасной и содержательной».

Доктор Шелтон давно понял то, чего до сих пор еще не понимают многие, участвующие в движении за гигиену, а именно — нельзя внедрять в среду гигиенистов то, что Сильвестр Грэхэм наг звал «лекарственным культом». Поэтому все его усилия были направлены на обучение простого народа лучшему образу жизни, чтобы освободить его из- под лекарственного пресса. Первые гигиенисты были пионерами. Доктор Шелтон превратил их мысли в последовательную науку, и теперь мир проникся этими идеями, «Мы должны быть храбрыми, — говорил он. — Наши противники приобретают силу только тогда, когда мы сами теряем ее. Мужественно встречайте их, и тогда мы победим. Отступим перед ними — проиграем».

Доктор Шелтон обладал ясной позицией в одном из величайших движений в истории человечества. Он потратил 48 лет своей жизни на труды по гигиене. Поэтому принципы гигиены столь аргументированны. Гигиена не должна быть вновь затоптана и извращена медициной, как это произошло в 80-е годы прошлого столетия. Тогда практикующие гигиенисты сложили оружие, считая, что они уже победили и что медицина вроде бы признала гигиену. Но это было заблуждение. Меч был сложен слишком рано. И доктору Шелтону предстояло возобновить борьбу. Он посвятил свою жизнь изучению и пропаганде Натуральной Гигиены. И показал, что медицина и гигиена — антагонистические силы. Они не могут сосуществовать. «Гигиена отвергает медицину. А поскольку истинная революция всегда идет и никогда не отступает, грядущей Гигиенической Революции не остается ничего другого. Над землей разгорается заря новой эры человеческого общества» (из предисловия к книге Г, Шелтона «Натуральная Гигиена. Праведный образ жизни человека». Сан-Антонио, Техас, США, 1969).

Г. Шелтон — автор большого числа работ, многие из которых переведены на иностранные языки (немецкий, французский, испанский, шведский, греческий, турецкий, хинди, иврит). Его самым крупным и фундаментальным трудом является «Гигиеническая Система».

Перу Г. Шелтона принадлежат также работы: «Натуральная Гигиена. Праведный образ жизни человека», «Человеческая красота. Ее культура и гигиена», «Здоровье для миллионов», «Гигиенический уход за детьми», «Как стать здоровым», «Лечение рака естественными методами», «Голодание может спасти вам жизнь», «Как правильно сочетать пищу», «Совершенное пи^ тание», «Жить, чтобы жить долго», «Рубины в песке», «Сифилис — оборотень медицины», «Пороки вакцин и сывороток», «Как «лечат» болезни», большое число статей в журнале «Гигиеническое обозрение» и в других изданиях. Ряд книг им посвящен жене и детям — Бернарру Герберту, Уолден Эл- лвуду и Уиллоудин Ла Верне.

 

Лев ВЛАДИМИРСКИЙ

О ВЫГОДЕ БЫТЬ ЗДОРОВЫМ

«Для меня Герберт Шелтон не просто выдающийся ученый, представитель натуральной гигиены XX века. Смею сказать: он еще и мой спаситель. Я обратился к трудам Шелтона, стоя на грани катастрофы, после удаления злокачественной опухоли. Благодаря приобщению к его принципам, я жив и здоров по сей день. Поэтому я с удовольствием взялся за перевод книги Шелтона и написал предисловие к ней, часть которого, ту, что касается отношения американцев к естественным методам оздоровления, я и предлагаю сегодня на суд читателей.

Да, в США очень сильные медики, достижения американцев во многих областях, скажем, в хирургии, заставляют снять шляпу. Но это неверно, что американцы исключительно поклонники пилюль и уколов. Профилактика болезней, связанная с естественными методами оздоровления — их главный конек».

Принципы Натуральной Гигиены получили в США широкое распространение, благодаря чему американцы, по их собственному признанию, стали одной из самых здоровых наций в мире. Особенно заметный перелом в позитивную .сторону приходится на послевоенный период. В 70-е годы наметилось изменение, по существу, стратегического направления в политике здравоохранения США. Суть изменения заключалась в постепенном переходе от лечения к профилактике, к усилению внимания естественным методам оздоровления как более эффективным и «рентабельным», среди которых ведущее место занял бег в сочетании с закаливанием. а также другие простейшие виды физических упражнений. Одновременно происходил пересмотр прежних представлений о характере питания в сторону отказа от чрезмерного потребления прежде всего жирной животной пищи, а также яиц и др., большего включения в рацион растительной пищи — овощей, фруктов, соков, злаков.

В основе поворота от лечения к профилактике в США лежал ряд причин.

Первая группа причин связана с финансовыми и экономическими затруднениями в стране. Длительное время правительство США было обеспокоено ростом инфляции в стране. В числе особенно быстро растущих расходов были и расходы на здравоохранение. Согласно американским источникам, за период с 1950 по 1980 год расходы на нужды здравоохранения возросли с 12 миллиардов до 229 миллиардов долларов. В 1978 году расходы на здравоохранение (185 миллиардов долларов) на 55 миллиардов долларов превышали расходы на оборону.

Но, несмотря на огромные затраты, положение со здоровьем населения США, оставалось неблагополучным. Росли заболеваемость и смертность от сердечно — сосудистых болезней, рака, диабета и других, что, естественно, отражалось на производительности труда и на прибылях частных и государственных предприятий.

Правящие круги США все больше стали увязывать неблагополучное положение в экономике с низким уровнем физического воспитания в стране. Согласно данным национального обзора «Поддержание здоровья», составленного сотрудниками Президентского Совета по физической готовности и спорту (ПСФГС) и компанией по страхованию жизни «Пасифик мьючуал лайф иншуранс компани», лишь 37 процентов взрослых американцев занимались физическими упражнениями и спортом, 62 процента американцев имели лишний вес.

Вторая группа причин поворота стратегического курса в политике здравоохранения США была вызвана растущим движением в стране за улучшение так называемого «качества жизни» (обозначает комплекс экономических, социальных, культурных и прочих факторов, определяющих в целом благосостояние человека), которое охватило и другие страны Запада. Этот термин впервые был использован в послании президента Джона Кеннеди конгрессу США в январе 1963 года. Наконец, правящие круги в США хотели использовать кампанию за массовое оздоровление также в политических целях, рассматривая ее как своего рода средство «морального сплочения» нации и на этой основе смягчения внутренних социальных противоречий.

Естественно, что в такой обстановке «рентабельность», дешевизна естественных методов оздоровления не могла не привлечь внимания американского правительства и государственных органов, ответственных за здоровье и физическое воспитание населения.

Еще в конце 50-х годов был создан Президентский Совет по физической готовности и спорту. Сам факт образования такого органа при главе государства говорил о том важном значении, которое решили придать физической подготовке в стране. Во главе Совета стояли люди, сами активно занимавшиеся спортом, — сначала Г. Хэмфри, затем (в течение 11 лет) астронавт Джеймс Ловелл (член команды «Аполлона-8», облетезшего Луну), а с сентября 1978 года. — бывший губернатор штата Нью-Мехико Дж. Аподака.

В функции Совета входила координация деятельности всех организаций, ассоциаций и компаний, связанных с физической культурой и спортом в стране, организация совместных с ними массовых оздоровительных мероприятий, издание книг и брошюр по этой тематике, обсуждение законопроектов о превентивной (профилактической) медицине ‘И т. д.

Значение Совета стало возрастать с конца 60-х годов, когда в стране были объявлены национальные кампании против высокого кровяного давления, за снижение нервно-психических заболеваний, против курения и алкоголизма. Но особенно бурную деятельность Совет развернул с приходом к власти Дж. Картера, который с 1978 года сам начал заниматься бегом трусцой и отводить этому виду спорта ведущую роль в программах Совета. По инициативе Картера в 1978 году был переизбран состав Совета, в который вошли 15 членов из числа крупнейших медицинских специалистов и консультантов по физической культуре и спорту. При назначении председателем Совета Дж. Аподака Картер прямо выразил надежду, что тот «будет активным агрессивным лидером».

На первой встрече с членами нового Совета Картер заверил их в своей поддержке и в том, что использует влияние своего кабинета для обеспечения поддержки Совета также федеральными департаментами и агентствами.

Какие отличительные особенности можно было выделить в организации оздоровительных мероприятий, проводимых под эгидой Совета, и каковы были их результаты?

Первое (как уже говорилось) — серьезный поворот к профилактике, о он о ванный на применении естественных методов оздоровления — занятий бегом, физкультурой, велосипедным спортом, закаливанием.

Второе — осуществление этого поворота в политике здравоохранения по инициативе государства («сверху»), взявшего на себя ответственность за реализацию программы массового оздоровления населения естественными методами.

Третье — выявление главного звена — оздоровительного бега как оптимального, по расчетам Совета, варианта массовой оздоровительной деятельности, дающего в единицу времени наибольший физиологический эффект и в то же время требующего минимальных финансовых затрат. Именно в нем наиболее полно реализуются ставшие, по существу, руководящим девизом слова главного хирурга США Дж. Ричмонда: «Чего мы добиваемся, так это наилучшего здоровья с найменьшими расходами».

Второе место после бега и ходьбы твердо заняла езда на велосипеде. На 95-й сессии конгресса Картер подписал законопроект «О помощи наземному транспорту 1978 года», предусматривавший выделение 80 миллионов долларов для строительства велосипедных дорожек в течение 4 лет. Им был такж подписан «Национальный закон о энергии», предусматривавший изучение велосипедного дела с целью развития всеобъемлющей программы по использованию велосипедной транспорта для экономии энергии в стране. По данным Совета за 1972— 1976 годы, американцы купили велосипедов на 10 миллионов штук больше, чем автомобилей.

Четвертое— масштабность. Совет осуществлял координацию самых различных организаций, занимавшихся физической подготовкой и спортом. Он ставил задачей охватить физическими занятиями все слои населения, особенно деловые круги, а также молодежь.. Например, стимулировал быстрый рост численного состава «Ассоциации американских директоров по физической готовили в промышленности и бизнесе» — с 39 ее членов в 1975 году до более 700 в 1978 году.

На (Первом заседании нового Совета в ноябри 1978 года было принято решение о том, чтобы Совет «со всей активностью содействовал организации советов по физической готовности и спорту при губернаторах всех 50 штатов страны». В пропаганду оздоровительных мероприятий были широко вовлечены пресса, радио, телевидение. В масштабах отдельных штатов и всей страны объявлялись специальные «дни» и «недели». Такого рода пропагандой занимались и крупные государственные деятели (губернаторы штатов, мэры крупных городов и т. д.). В 1978 году, например, губернатором штата Коннектикут Эллой Грассо неделя с 4 по 11 июня была объявлена «Неделей физической подготовки», а мэр Нью-Йорка Кох объявил 13 сентября «Днем прогулочных турне Америки».

Пятое — целеустремленность и оперативность Выбрав спортивно-оздоровительный бег как главный вид физический тренировки, Совет развернул активную организаторскую работу по обеспечению массового участия населения в пробегах. С этой целью в ряде наиболее распространенных неспециализированных журналов («Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» и других) публиковались обращения к читателям с призывом начать заниматься бегом. Подобного рода рекламу публиковали и другие организации вроде ассоциации с символическим названием «Голубой крест и голубой щит», причем с указанием точной суммы (до доллара включительно) экономии в общих государственных расходах на здравоохранение в результате занятий оздоровительным бегом, с целью поддержания ‘патриотического настроения населения.

Наряду с этим на страницах «ПКФФС ньюзлеттер» публиковались объявления об имеющихся в Совете -бесплатных брошюрах-инструкциях по бегу, причем подчеркивалось, что будут до тех пор снабжать этими брошюрами всех желающих, пока, не исчезнет спрос на них. Бесплатным был также прокат фильма «Бегайте для себя», разъясняющего (причины, «почему бегом занимаются выдающиеся врачи». В Нью-Йорке открыли первые в стране 12-недельные курсы для начинающих бегунов в рамках общенациональной программы «Бег ради жизни», организованной Советом совместно с компанией по страхованию жизни.

Шестое — установка на долговременное действие программ массовых оздоровительных мероприятий с целью сокращения расходов на здравоохранение. Согласно представленному в 1979 году Картером национальному плану здравоохранения предусматривалось снижение расходов на эти нужды к 1990 году более чем на 10 процентов.

Седьмое — показ личного примера лидерами, чему придавалось особенно важное значение. Председатель Совета Аподака использовал личное увлечение бегом президента Дж. Картера. «Если при своей занятости он (Картер) найдет время для бега трусцой и тенниса, этот факт определенно окажет влияние на жизнь других американцев». В свою очередь, сам Аподак был заядлым бегуном и теннисистом, участвовал во многих массовых пробегах, в том числе и в сверхмарафонских.

Наконец, восьмое — активное реагирование населения на призывы Совета, свидетельством чего были беспрецедентные по массовости в истории страны пробеги, в которых участвовали одновременно многие тысячи американцев, преимущественно горожане, в том числе на длинные и сверхдлинные дистанции — от марафонской до сверх про бегов в 2000 миль. Участвовали все — дети, родители, домохозяйки, олимпийские чемпионы, пенсионеры без ограничения возраста, с ними участвовали и организаторы пробегов.

О растущем интересе американцев к этому естественному виду оздоровления говорило и большое число заявок на изданные Советом брошюры — инструкции. «Если вы думаете, — писал «ПКФФС ньюзлеттер», — что интерес Америки к бегу всего лишь преходящая прихоть, то имейте в виду: заявок на бесплатную брошюру в отделения Совета ежедневно поступает более 1000». Показательно и то, что в 1978 году впервые книги о беге среди «бестселлеров» по тиражу опередили книги о сексе. А журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» писал: «Никогда еще в американской истории легкая атлетика не была столь популярна среди школьников. Свыше 4 миллионов учеников средней школы занимаются лепкой атлетикой во внешкольное время».

Из различного рода национальных кампаний, объявленных Советом и министерством здравоохранения, образования и благосостояния (за здоровый образ жизни, соблюдение диеты и снижение веса, против высокого кровяного давления, против курения и злоупотребления алкоголем, за снижение нервно- психических заболеваний), наибольшие успехи были достигнуты кампанией против высокого кровяного давления. По данным главного хирурга Дж. Ричмонда, за 70-е годы смертность от сердечно — сосудистых заболеваний — главного «убийцы» в стране — сократилась почти на 22 процента, а внезапная смертность от сердечных приступов — на 30 процентов.

Вместе с официальными правительственными органами в кампанию за оздоровление народа естественными методами, за развертывание профилактики активно включилась и определенная часть медицинской общественности США. Представителями этих кругов в начале 70-х годов в Нью-Йорке была создана бесприбыльная исследовательская организация   «Американский фонд здоровья» (АФЗ), посвятивший себя пропаганде профилактической медицины. С 1972 года АФЗ стал издавать печатный орган «Превентив медисин» («Превентивная медицина!») раз в два месяца. В журнале публикуются статьи видных ученых и деятелей практической медицины по вопросу предупреждения различных заболеваний, в том числе естественными методами.

Некоторые экономисты предприняли попытки математически вычислить «рентабельность» перехода от лечения к профилактическим методам, в частности, сотрудник отдела экономики здравоохранения Американского фонда здоровья М. Крис- тайн. В его статье в журнале «Превентивная медицина» (1977, № 2) приводились данные об убытках как прямых, так и косвенных, которые понесла страна в 1975 году от четырех наиболее распространенных болезней (высокого кровяного давления, рака толстого кишечника, курения и алкоголизма) и о возможной экономии средств в результате принятия рекомендуемых профилактической медициной мер по профилактике этих болезней. Была разработана методология подсчетов, разработан коэффициент «прибыль — затраты».

а).    Высокое кровяное давление. Число больных в США — 20 миллионов человек. Общие годовые убытки — 15,9 миллиарда долларов. Ожидаемая годовая экономия от профилактики составит 50 процентов, или 8 миллиардов долларов. Профилактические же меры обойдутся от 2 до 4 миллиардов долларов. Коэффициент рентабельности — 4:1 или 2:1.

б).    Рак толстого кишечника (второе место среди раковых заболеваний в США, ежегодная смертность — 100 тысяч человек). В результате перехода на соответствующую диету может быть продлена жизнь 17 тысяч человек, ежегодная экономия от прямых убытков составила бы 280 миллионов долларов, от косвенных — 950 миллионов долларов.

в).    Курение. Финансовые убытки — 20,3 миллиарда долларов в год. Возможная годовая экономия — 5,1 миллиарда долларов при расходах на профилактические мерь; 2,75 миллиарда долларов. Коэффициент рентабельности — 1,8:1.

г).    Алкоголизм. 9 процентов населения США — алкоголики. 4,8 миллиона семей имели пьющих членов. Из всех болезней алкоголизм дороже всего обходился США: общие годовые убытки — 33,6 миллиарда долларов. Ежегодные выгоды от реализации профилактических мер борьбы с алкоголизмом оценивались в 20,2 миллиарда долларов, из которых 6 миллиардов долларов предназначались для профилактики, а 14 миллиардов долларов должны составить чистую прибыль. Коэффициент рентабельности — 2,3:1.

Таким образом, делал вывод Кристайн, «определенные виды первичной и вторичной профилактики были бы очень выгодны. В некоторых областях мы должны затрачивать больше на профилактику и меньше на неотложное лечение». И далее: «Вопрос не только в экономии денежных средств. Это вопрос жизни и здоровья. Ответы! на этот вопрос выходят за пределы экономики и касаются характера нашего общества, его ценностей и существующей структуры, его главных институтов».

Апетит еще не голод

В первом вестнике «ЗОЖ» мы рассказали о Герберте Шелтоне. Сегодня — одна из самых любопытных глав его книги. Речь пойдет о том, когда, как и сколько есть.

ЕСТЬ ТОЛЬКО ПРИ ОЩУЩЕНИИ ГОЛОДА

Поступая так, мы едим с единственной целью — покрыть потребности организма. Мы не можем слишком часто повторять одно и то же: «Не ешьте, когда не голодны». Если следовать нашему принципу, нынешнему трехразовому питанию будет положен конец. Также прекратится практика питания между основными приемами пищи и вечером перед сном.

Для большинства людей настоящий аппетит будет требовать всего одного приема пищи в день, временами с небольшим дополнительным приемом фруктов.

Голод — «голос природы», говорящий нам, что нужна еда. Другого истинного указателя на то, когда есть, не существует. Время дня или привычные часы приема пищи не являются истинными указателями. Хотя настоящий голод — это ощущение рта и горла и зависит от истинной физиологической потребности в еде, мускульные сокращения в желудке сопровождают аппетит и, как считают физиологи, повышают ощущение голода. Д-р Карлсон считает, что у человека, проголодавшего две недели, эти желудочные ощущения «голода» не снизились, хотя и не было желания в приеме пищи. То же было замечено у животных. Фактически эти сокращения, как видим, возрастают и тем не менее не вызывают ощущения голода. Я не считаю эти так называемые «сокращения на почве голода» причиной голода. Настоящий голод — это ощущение рта и горла. Но существует различие между голодом и тем, что называют аппетитом. Аппетит — это прямая противоположность голода, творение привычки и практики не может определяться целым рядом обстоятельств: наступлением установленного времени для еды, видом, вкусом или запахом пищи, приправой или даже одной мыслью о еде.

При некоторых заболеваниях бывает почти постоянный и неудовлетворяемый аппетит. Никакое из указанных обстоятельств не может вызвать настоящего аппетита, ибо последний приходит только тогда, когда есть действительная потребность в пище. Можно иметь аппетит на табак, кофе, чай, опиум, алкоголь и т. д., но нельзя испытывать голод к ним, ибо у организма отсутствует реальная физиологическая потребность в этих веществах.

Аппетит часто сопровождается мучительным ощущением в желудке, ощущением «пустоты» или общим состоянием слабости, может быть, даже умственной подавленности. Подобные симптомы обычно свойственны больному желудку обжоры, и эти ощущения пройдут, если обладатель этого желудка воздержится от еды несколько дней.

Эти симптомы могут временно облегчаться при еде, что приводит человека к мысли, что пища как раз то, что нужно в данных обстоятельствах. Но подобные ощущения не сопровождают настоящий голод, при котором человек не сознает, что у него есть желудок, ибо голод у него, как и жажда — это ощущение рта и горла. Настоящий голод возникает стихийно, то есть без посредничества какого-либо внешнего фактора, и сопровождается «увлажнением рта» и обычно осознанным желанием к определенному виду пищи.

По словам Гибсона, «состояние, известное как аппетит, источником и центром которого является желание нервной системы, а мотивом, — наслаждение, есть настоящий паразит, живущий за счет своего хозяина — человека, чье неправильное воображение позволяет ему укорениться, с другой стороны, голод — естественный физиологический инстинкт, подсказывающий клетке, какие нужны средства для покрытия действительных потребностей физической природы человека. Аппетит выражает не наши потребности, а желания, не то, что действительно нужно, а то, что мы думаем, будто нам нужно. Это подстегивающий воображение бич, превращающий нашу жадность к еде в ненасытного вампира, который растет по мере роста наших желаний и увеличивает свою власть, пока окончательно не убьет нас, если мы, в свою очередь, не решимся убить его. Пока наше внимание поглощено яствами, находящимися на столе, наслаждением едой ради ее самой и изобретением новых пищевых комбинаций для стимулирования аппетита, до тех пор мы будем увеличивать власть нашего аппетита за счет голода».

Голодный человек может съесть и наслаждаться сухой корочкой хлеба. Тот же, у кого аппетит, должен съедать свою пищу обработанной и приправленной специями прежде, чем он удовлетворится ею. Даже гурман съест много пищи, если к ней будет достаточно приправ и она будет соответственно приготовлена, чтобы подхлестнуть увядающий аппетит и возбудить его извращенный вкус. Но было бы гораздо лучше, если бы он дождался наступления настоящего аппетита — голода.

Совершенно прав д-р Дж. Вегер, заявляя, что «вызывающие аппетит сокращения в желудке часто возбуждаются психическим состоянием под влиянием чувств». Подобного рода сокращения, безусловно, помогают усваивать пищу, но при условии, что они лишь дополнение к предшествующим сокращениям на почве голода. Мы знаем, что эти психические состояния увеличивают поступление пищеварительных соков, как бы увлажняют желудок, равно как и рот, и тем самым повышают усвоение.

По словам д-ра Клонча, «различие между истинным голодом и ложным можно определить следующим образом: быть голодным и испытывать от этого удовлетворение («быть в состоянии комфорта») — признак настоящего голода: быть голодным и испытывать при этом «некомфортность» — признак лжеаппетита, ложного голода. Когда больной человек пропускает обычный прием пищи, он становится голодным до того, как почувствует слабость».

Если бы мы придерживались правила есть только при наступлении истинного голода, то те, кто голодны, но слабы и испытывают дискомфорт, должны были бы проголодать, пока к ним не вернутся комфорт и сила. Голодание стало бы одной из самых распространенных практических правил в нашей жизни, по крайней мере до тех пор, пока мы не научились бы правильно жить и питаться для сохранения здоровья, и тем самым устранили бы саму необходимость голодания.

Есть люди, которые всегда едят и всегда «голодны». Они ошибочно принимают ужасное возбуждение желудка за голод. Эти люди не научились отличать нормальную потребность в пище от симптома болезни. Они ошибочно принимают проявления хронического гастрита или гастритного невроза за голод.

Как уже показано, голод — это настоятельная потребность в пище, вытекающая из физиологической потребности в питании. С другой стороны, аппетит — это стремление к пище, которое может быть результатом некоторых различных внешних факторов, воздействующих через разум и чувства. Все, что вызывает аппетит, поощряет человека к еде независимо от того, существует ли действительная потребность в пище.

Не такая уж необычная вещь, когда голод удовлетворен, а аппетит все еще продолжается. Предлагаемые нам многочисленные блюда, приготовленные специально так, чтобы апеллировать к вкусу и обонянию, рассчитаны на поддержание аппетита еще долго после удовлетворения настоящего голода. Вряд ли человек бывает голодным, когда он тянется к десерту, обычно подаваемому после обеда из многих блюд. И очень немногие отказываются от десерта, хотя и полностью насытились и даже чувствуют тяжесть в желудке. Десерт готовится специально для апелляции к аппетиту. Такая привычка в питании неизбежно приводит к перееданию и болезни. Слишком много продуктов за один прием стимулируют и вызывают переедание. Голод и ощущение вкуса — единственные «гиды» в отношении количества и характера требуемой пищи.

Если мы едим, не будучи голодными, а наши тонкие ощущения вкуса омертвлены из-за обжорства и приема приправ и специй, алкоголя и т. д., вкус перестает быть надежным гидом. Неиспорченный инстинкт голода особенно остро реагирует на пищу, которая особенно необходима организму, неиспорченный вкус позволяет получить наибольшее удовольствие и удовлетворение из одного или нескольких видов продуктов, требуемых человеку, этот вкус будет удовлетворен сразу после приема пищи в количестве, необходимом для обеспечения нужд организма.

Но если мы привыкнем наполнять до отказа желудок, когда нет потребности в пище, а только потому, что наступил обеденный перерыв или вообще установленное время, или потому, что это предписал врач, и у нас нет другого показателя удовлетворенности пищей и нежелания есть еще, тогда мы будем идти к катастрофе. Наличие естественной потребности в пище указывает на то, что пища требуется организмом и что органы тела готовы принять и усвоить ее.

Еда при отсутствии на то времени, или как социальная обязанность, или из-за привычки стимулировать аппетит вредна для человека. Количество, качество пищи, равно как и частота ее приема, должны регулироваться правилами гигиены, а не этикета и удобства.

Существует много условий, при которых вполне нормальной является временная потеря желания есть (аноксерия); например, после тяжелой нагрузки, из-за сильных эмоциональных переживаний (печаль, гнев и т. д.), при острых и обычно хронических болезнях, а также после самой еды. Истерия и некоторые виды умственного состояния часто приводят к потере аппетита. Нельзя принимать пищу, пока не появится для этого желание.

НИКОГДА НЕ ЕСТЬ ПРИ БОЛЯХ, УМСТВЕННОМ И ФИЗИЧЕСКОМ НЕДОМОГАНИИ, ПРИ ЛИХОРАДКЕ И ПОВЫШЕННОЙ ТЕМПЕРАТУРЕ.

Если за едой следует дискомфорт, тяжесть в желудке или кишечнике, не принимайте еды до возвращения комфорта. Это всегда диктуется инстинктом.

Боли, воспаления, повышенная температура — все это тормозит выделение пищеварительных соков, прекращает «голодные сокращения», прерывает вкус к еде, отвлекает нервную энергию от пищеварительных органов и нарушает усвоение. Если эти явления не очень выражены, небольшой аппетит может иметь место, особенно у тех, у кого извращены инстинкты. Животные при болях инстинктивно избегают пищи.

Поскольку физическая подавленность действует так же, как и психическая, прекращая поступление пищеварительных соков и «голодные сокращения», то мы здесь получаем физиологическую основу для нашего правила не есть при болях и физическом недомогании.

Отсутствие голода при лихорадке сочетается с отсутствием голодных сокращений. Это должно указывать на необходимость голодания. Любая пища, съеденная при повышенной температуре, лишь усилит это состояние. Один тот факт, что обложенный язык, который мешает нормальному восприятию ароматов пищи, тем самым мешает и созданию пищевых рефлексов и потому выделению «аппетитного» сока, должен указывать на большую важность наслаждения пищей. Больной лихорадкой нуждается в голодании, а не питании. Чем меньше энергии у человека, тем менее разнообразную пищу и тем меньшее ее количество может усвоить организм. Практика откармливания больных и ослабевших, чтобы «поднять» их, является губительной.

«Психические секреции» отсутствуют или почти отсутствуют в состоянии умственной депрессии. Отсюда физиологическая основа для нашего правила не есть при умственной усталости.

В главе об усвоении пищи было выяснено, что некоторые умственные состояния увеличивают усвоение, а другие задерживают его и мешают ему. Примером является человек, который съедает много пищи после тяжелой дневной работы. Он жадно наслаждается едой. Но вдруг ему сообщают о гибели близкого ему человека или же о потере состояния. Все желание к пище у него сразу исчезает. Организму потребуется вся его энергия для реакции на это новое обстоятельство, но ему требуется и много энергии для усвоения пищи. Поэтому пища, съеденная в подобных условиях, не усваивается. Она бродит и отравляет организм.

Один интересный эксперимент на кошке поможет нам уяснить это правило. Кошке дали бисмутовую кашу и просветили рентгеном. Желудок работал прекрасно. В это время в комнату впустили собаку. Моментально страх обуял кошку. Ее мышцы напряглись, и стали неподвижны. Усвоение прекратилось. Собаку убрали из комнаты, после чего кошка успокоилась, и желудок восстановил свою деятельность.

По словам Виолы М. Киммел, «правильный прием пищи — это наука и изящное искусство. Гнев, ненависть, зависть, страх, сомнения, беспокойство — смертельные враги для усвоения пищи, даже самой гигиеничной. Даже порыв восхищения или любви отгоняет голод и лишает пищеварительные органы крови и энергии, необходимых для работы. Отдых, спокойствие, миролюбие — идеальные условия для всего процесса пищеварения, если хотят вести удобный, высокопроизводительный и чистый образ жизни».

Ругань, ворчанье, ссора во время еды губительны для здоровья. Во многих семьях все мелкие конфликты и споры накапливаются за день, чтобы вечером за едой вылиться в поток раздражения и брани. Нужно устранить всякое умственное беспокойство. Из столовой надо устранить волнения, страхи, зависть, ревность, непонимание в мелочах, вызывающие эмоциональные стрессы и оскорбленные чувства. За обеденным столом не должно быть произнесено ни одного недоброго слова. Злому взгляду, вносящему страх или беспокойство, не место при приеме пищи. Желудочные секреции находятся во власти эмоций. «Радость повышает усвоение, уныние подавляет, ликвидирует его», — пишет Гибсон. Пирожок с фаршем, съеденный с улыбкой, быстрее усвоится, чем яблоко в состоянии пессимизма. Придирки, зависть, ревность за столом окажут более губительное влияние на пищеварение, чем большинство лекарств. Вершина глупости — давать пищу умственно или эмоционально подавленным больным.

И еще. Не беспокойтесь о еде. Не будьте «диетическим жуком». Съешьте пищу и забудьте о ней. Отвлекайте ваш разум от желудка. Это — самая неперевариваемая вещь из всего, что я знаю. Если вы съели что-то неподобающее или пищевое сочетание было неправильным, беспокойство по поводу этого не только не поможет, но еще больше навредит вам.

НИКОГДА НЕ ЕСТЬ ВО ВРЕМЯ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПЕРЕД ИЛИ ПОСЛЕ СЕРЬЕЗНОЙ РАБОТЫ, ФИЗИЧЕСКОЙ И УМСТВЕННОЙ.

Древнюю римскую пословицу «полный желудок не любит думать» можно дополнить «и пахать». Очень важно иметь свободное время для усвоения пищи. По словам д-ра Ф. Освальда, «каждый час, украденный у пищеварения, добавляет несварение». Стало привычкой, что ум устремляется в столовую, когда подходит желанный час еды, даже если в этот час не приходит настоящий голод. Если же пропустить этот час без еды, то это скоро забывается и предполагаемое желание поесть пропадает. Выбор определенного часа для еды имеет гораздо меньшее значение, чем никогда не кушать, если нет достаточно свободного времени для еды. Мы не можем усвоить и ассимиллировать пищу, если функциональная энергия организма направлена на другие дела.

Сытно поев, животные удаляются в тихое, укромное место. «Послеобеденный отдых» служит указанием для нас следовать примеру животных и тоже давать себе отдых после плотной еды. Представление, будто физические упражнения или речи после еды способствуют пищеварению, является грубой ошибкой.

Нормальное пищеварение требует почти полного внимания всего организма. Кровь приливает в большом количестве к пищеварительным органам. Происходит расширение кровеносных сосудов в этих органах для того, чтобы принять дополнительное количество крови. В то же время в других органах для того, чтобы компенсировать потерю крови, происходит значительное сокращение кровеносных сосудов. Пищеварение не может произойти без большого потребления крови и нервной энергии. Ощущение сравнительной усталости вслед за большим приемом пищи есть доказательство того, что кровь и энергия поставляются за счет остального организма.

Человек так создан, что он может хорошо справляться одновременно только с одним делом. Тяжелая еда делает его «глупым», ибо вся наличная энергия используется для усвоения пищи. Еда уже сама по себе дело, и она должна быть отделена от всех прочих видов физической и умственной деятельности. Ни одну пищу нельзя есть, пока организм не получит достаточного умственного и физического отдыха для физиологического расслабления и готовности к пищеварению. По словам Кэннона, в состоянии сильной усталости ни у животного, ни у человека не могут возникнуть ритмические сокращения желудка. Состояние «слишком устал, чтобы кушать» — повсеместно наблюдаемый факт, а лабораторные исследования показали, что отсутствие чувства голода, сопровождаемое часто отвращением к еде, сопутствует отсутствию голодных сокращений в желудке. Это и есть физиологическая основа нашего правила «отдых перед едой».

Тяжелая еда в состоянии усталости от физической и умственной работы определенно приведет к несварению, недомоганию и неспособности к работе из-за нехватки активных желудочных соков. Отдых, особенно сон в подобных условиях, более важен, чем еда. Можно приступить к еде после расслабления и отдыха. Никакую пищу нельзя принимать непосредственно до или после ванны. Нельзя есть, не отдохнув полностью после работы или физических или умственных упражнений, равно как непосредственно перед их выполнением.

НЕ ПИТЬ ВО ВРЕМЯ ЕДЫ.

Это очень важное правило и должно строго соблюдаться. Оно относится как к воде, так и к чаю, кофе, какао и другим напиткам (молоко – питание, не напиток, но тоже принимается отдельно). Животные и так называемые «дикари» не пьют с едой, и есть все основания считать этот инстинкт хорошим правилом.

Лабораторные исследования показали, что вода уходит из желудка через десять минут после ее приема внутрь. Она уносит с собой разбавленный и, следовательно, ослабленный желудочный сок, тем самым серьезно препятствуя пищеварению. Часто говорят, что питье воды за едой стимулирует выделение желудочного сока и тем самым повышает усвоение. Мой ответ на это:

1) это неестественный способ стимулировать выделение пищеварительных соков, и оно приводит рано или поздно к нарушению выделительной функции желез; 2) для пищеварения является бесполезным увеличение соков лишь для того, чтобы они были выведены из желудка в кишечник еще до того, как они смогут воздействовать на пищу. Вода, выпитая через два часа после еды, поступает в желудок в то время, когда желудочный сок находится там в обильном количестве, и реакции проходят успешно. Вода смывает их в кишечник и тормозит пищеварение.

Пейте воду за 10—15 минут до еды, через 30 минут после приема фруктов, через два часа после крахмальной пищи и через четыре часа после белковой.

Питье за едой ведет также к плохому пережевыванию пищи. Вместо того, чтобы тщательно пережевывать и смачивать слюной пищу, тот, кто пьет за едой, приучается проглатывать ее увлажненной водой и полупережеванной

Молоко — это еда, его нужно медленно сосать и держать во рту, пока не пропитается полностью слюной и не будет проглочено. Никакой другой пищи нельзя принимать с молоком. Тщательно пережевывайте, пропитывайте слюной и испытывайте ощущение вкуса до проглатывания пищи. Обработанная таким путем пища проглатывается без посторонней жидкости.

Холодные напитки, лимонад, пунш, чай со льдом и т. д., часто выпиваемые с едой, мешают и тормозят пищеварение. Холод прерывает действие энзимов, которые вынуждены ждать, пока температура желудка не поднимется до нормальной, прежде чем они могут возобновить свое действие. Когда холодный напиток впервые попадает в желудок, последний травмируется и охлаждается. Когда вода уходит из желудка и наступает реакция, появляется состояние лихорадки, ведущее к большой жажде. Так же действует и мороженое. Есть мороженое — то же самое, что положить в желудок кусок льда.

Горячие напитки ослабляют и лишают энергии желудок. Они нарушают тонус тканей желудка и ослабляют его способность механического воздействия на пищу. Ослабление тканей по этой причине часто вызывает проляпсис (прободение) желудка.

И высокая, и низкая температура препятствует выделению пищеварительных соков. Функциональная способность желез наивысшая при температуре, соответствующей нормальной температуре тела или, по крайней мере, не выше 40 градусов.

Вода в кофе, чае, какао, лимонаде и др. — вода и не более. Но эти напитки также стимулируют аппетит, ведут к перееданию. Помимо этого, первые три содержат сильные яды, действующие как возбудители. Их неоднократный прием нарушает пищеварение, подрывает нервную систему и разрушает почки. Кофе и чай вызывают, особенно летом, обильное потоотделение.

Часы Anne Kelen - воплощение изысканности и женственности
ЭФФЕКТИВНОЕ СРЕДСТВО БОРЬБЫ С АЛКОГОЛИЗМОМ ALKONON